Подтекст социально-психологической драмы «Реальный вымысел» (Южная Корея, 2000 год)

Реальный вымысел

Комментаторы южнокорейского фильма «Реальный вымысел» обращают внимание прежде всего на его техническую сторону и на обстоятельства съёмок. Оказывается, режиссёры Ким Ки-Дук и Ма Дэ-Юн  сняли этот фильм за 200 минут десятью одновременно работавшими кинокамерами и двумя цифровыми видеокамерами.

К тому, что показано в киносюжете, прилеплена этикетка – «криминальный трагифарс». Да и само название фильма, прямо скажем, странное.

Вымысел лежит в основе любого художественного произведения – будь то кино или литературный текст. При этом вымышленное всегда должно быть созвучно реальности, даже в мистическом или фантастическом сюжете. В данном случае прилагательное реальный получает два значения в контексте фильма, так что заголовок может быть прочитан следующим образом: 1) «сплошной вымысел»; 2) «соответствующий реальности».

Мы думаем, что два эти значения не исключают друг друга: придав истории уличного экспресс-художника определённую долю загадочности, создатели картины тем не менее смоделировали ситуацию, которая вполне реальна в любое время и соответствует той социально-психологической напряженности, которая всегда присутствует в человеческом обществе, основанном на очевидном контрасте между бедностью и богатством, особенно если бедность олицетворяется честностью и порядочностью, а богатство – наглостью и бессовестностью.

Уличный художник, доведённый издевательствами безнаказанных мошенников и сталкивавшийся с проявлениями несправедливости и ранее, на прежних этапах своей жизни, становится на путь бунта.

В данном случае он является бунтарём-одиночкой, но когда такие, как он, объединяются, и это объединение множится, наступает то, что называется революционной ситуацией на том или ином уровне её проявления.

Что касается загадочной части фильма, в которой фигурирует девушка, позволившая нарисовать свой портрет, а потом настойчиво зазывавшая художника в какое-то полутёмное помещение, где тот столкнулся лицом к лицу с мужчиной, знавшим все детали и подробности жизни художника и искусно управлявшим его сознанием, то эти фигуры – девушка и мужчина-искуситель – олицетворяют, как мы думаем, закулисные силы, умело манипулирующие  волей и эмоциями людей.

Это как раз и можно посчитать вымыслом авторов фильма, а то, что совершал художник, мстивший своим обидчикам наяву или только в мыслях, воспринимается как весьма возможная реакция доведённой до состояния бунта и агрессии души.

Даже если всё, что показывается, есть не что иное, как съёмочная площадка некой социально-психологической драмы, которую  по исполнению можно принять за трагифарс (концовка фильма весьма похожа именно на это), то и в таком случае остаётся в силе сказанное нами выше: авторы и создатели фильма прогнозируют критическое умонастроение и возможные действия обиженного человека вполне убедительно и правдоподобно.

© А. Ф. Рогалев. Литература, кино, жизнь. – Гомель: Велагор, 2017. Ссылка обязательна.