Остались только воспоминания. О рассказе А. И. Куприна «Сентиментальный роман» (1901 год).

А. И. Куприн
Александр Иванович Куприн (1870-1938)

Среди коротких рассказов классика русской литературы А. И. Куприна рассказ «Сентиментальный роман» отличается своим оптимистическим трагизмом.

По форме он сродни другим рассказам автора, представляющим собой письмо возлюбленному, например, рассказу «Осенние цветы» (1901 год). По сути же он иной: обозначенная в нём короткая любовь имеет не просто драматический, но и трагический исход.

Основная суть рассказа «Сентиментальный роман» и его идея выражены в следующих строках: «Смолоду живёшь одними надеждами, всё думаешь, вот-вот настанет что-то великое, захватывающее, а потом вдруг точно проснёшься и видишь, что у тебя ничего не осталось, кроме воспоминаний и тоски по прошлому, и сам не можешь сказать, в какую пору прошла твоя настоящая жизнь – полная, сознательно прекрасная жизнь».

Так говорил своей возлюбленной не названный по имени её сердечный друг. Впрочем, героиня рассказа также не названа. Видимо, А. И. Куприн посчитал, что имена в данном случае ничего не добавят и ничего не изменят. В сознании женщины всплывает лишь образ её дорого друга – его худое, бледное лицо, с тонкими, изящными чертами, с прядью тёмных волос, небрежно свесившихся на белый лоб, и с глубокими, печальными глазами.

Что касается процитированного высказывания, то с ним нельзя не согласиться. Действительно, жизненные ожидания очень часто сродни миражу. Но человек так устроен, что не живёт без надежды, и даже в самой безнадёжной ситуации всё равно думает об альтернативе.

Даже перед лицом смерти человечское сознание переключается на близящийся переход в инобытиё, где страждущая в земном мире душа примет иной образ действия и иные обязанности, освобождённая от обязанностей предсмертных страданий.

Мы не можем не обратить внимания на неудачное, на наш взгляд, название рассказа. Заголовок «Сентиментальный роман» не соответствует содержанию повествования, главным смыслом которого является прощание в письме с дорогим человеком перед неминуемо надвигающейся кончиной. Ведь это письмо дойдёт до адресата, когда автор написанного уже перешагнёт, по её словам, загадочную черту знания.

Пока же есть силы, она спешит почти что исповедаться возлюбленному в своём мироощущении в моменты, когда они были вместе, и потом, когда лишь воспоминания согревали её душу и больное тело, представая в цветных мыслеобразах, которые женщина, впрочем, называет сентиментальным воображением. Может быть, это обстоятельство и послужило для автора основанием для выбора заглавия?..

Её чувство к дорогому другу особенное, не такое, как у многих других, – трепетное, целомудренное и стыдливое и в то же время, для неё одной, болезненно прекрасное. Женщина благодарна не знакомому читателю мужчине, похоже, некоему профессору, имеющему где-то, в каком-то городе университетскую кафедру, за ясную и нежную любовь, блеснувшую на её печальный закат.

Он и она познакомились в южном, приморском санатории для больных туберкулёзом. Сейчас она находится здесь снова, да ещё в очень плохом состоянии. Он же, как следует из письма, поправился. На это есть высшая воля, и женщина в своём письме прямо пишет, что она не верит в искусство докторов.

Существенны замечания о характере общения двух любящих душ. Их соединил лишь один-единственный поцелуй, о чём автор письма вспоминает с ощущением той лёгкой и тёплой волны, пробежавшей тогда по всему её телу.

Большую же часть времени их контакт представлял собой «духовное общение двух утончённых натур, у которых благодаря тяжёлому недугу нервная восприимчивость доходит до степени экзальтации, а взаимное понимание принимает характер безмолвного ясновидения».

Героиня рассказа признаётся, что о плотской любви она тоже думала, сопоставляя свои мысли с описанным в романах и рассказами замужних женщин, но в силу её природной немочи, хилости и слабости все сильные физические проявления всегда вызывали и продолжают вызывать в ней трепет и даже брезгливость.

Прощальное письмо пишется весной, в дни, когда его автор физически угасает на фоне набирающей весеннюю силу природы и покрытых белоснежным цветом яблонь.

Жизнь торжествует, хотя и соседствует с неизбежностью смерти. Этот круговорот, подчинённый непреложному закону, поддерживает автора письма. Она старается быть бодрой, хотя последние силы оставляют её. И она уходит с надеждой на познание тайны, открывающейся за жизненной завесой, и с придающим ей смелости воспоминанием о её друге и взаимной одухотворяющей любви.

Фрагмент из книги: © А. Ф. Рогалев. Мир художественных образов. – Гомель: Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины, 2012. Ссылка в соответствии с действующим законодательством обязательна.