Трагический треугольник в древнерусской истории: Ярополк – Рогнеда – Владимир.

10043-1

По материалам книги: © А. Ф. Рогалев. Белая Русь и белорусы (В поисках истоков). – Гомель: Бел. Агентство научн.-техн. и делов. инф., 1994.

В тексте «Слова о полку Игореве» есть весьма загадочная фраза, похожая на устойчивое выражение: «Трояну бросил Всеслав жребий о девице себе милой». «Бросать жребий о девице» – это, безусловно, метафора, переосмысление, которое, как мы полагаем, в древнерусское время было хорошо понятно книжникам и летописцам, составителям литературных произведений.

Это был не простой жребий, он означал желание победы, свидетельствовал о претензиях на власть. Тот, кто бросал такой необычный жребий, вступал в смертельную борьбу, в которой либо побеждал, либо погибал.

В отмеченной фразе автор «Слова…» намекает на один очень яркий эпизод бурной жизни князя Всеслава Брячиславича полоцкого – на то, как он оказался на киевском великокняжеском столе в 1068 году, но удержаться на нём не сумел.

Но откуда такое необычное значение в таком внешне простом выражении «бросать жребий о девице милой»? Можно думать, что у истоков этого переосмысления было определённое реальное событие, впечатлившее современников и показавшееся им очень поучительным. Наша задача – разобраться в этом событии, насколько это сейчас возможно.

Первым в буквальном смысле бросил жребий о девице князь Владимир, а девицей была полоцкая княжна Рогнеда. Она в то время на Руси являлась почти что единственной великой княжной, законный брак с которой давал Владимиру надежду на то, что его дети получат законные права на верховное княжение.

То, о чём идёт речь, – далеко не мелочь в описываемое время. Вспомним, как Олег Вещий в 882 году прибыл в Киев, где правили Аскольд и Дир. «Не князья вы и не княжеского рода», – с презрением сказал Олег, обращаясь к киевским правителям. И убил их. С той поры княжили в Киеве представители княжеской династии Рюриковичей.

Владимир же был, согласно «Повести временных лет», робичичем, как пренебрежительно назвала его Рогнеда. В летописи говорится о том, что матерью Владимира являлась Малуша, находившаяся при бабушке Владимира, великой княгине Ольге, отцом же считался князь Святослав, сын Ольги. Впрочем, написанное в летописи не всегда соответствует действительности.

Полный текст: Рогнеда, Владимир и Ярополк

brakrzd003

Реклама

Обряды радимичей. Мифология печи. Перепекание детей.

DSC_6301

У радимичей, преемственно связанных с предшествующим населением Посожья, существовал восходящий к древнейшей инициации обряд «перепекания», который заключался в следующем. Часто болевшего или слабого от рождения ребёнка помещали в печь («материнское начало») и «перепекали», имитируя новое рождение.

Такому ребёнку могли присвоить прозвание Печень в значении «печёный» или Перепеча «перепечённый» (в Гомеле есть носители фамилий Печень и Перепеча).

Сын Печеня нередко получал имя Печёнко (буквально «малый Печень») или отчество Печенёв, ставшие впоследствии фамилиями.

Заметим, что в печи действительно часто лечили не только детей, но и взрослых. Человека плотно укутывали в толстую материю (в новое время – в одеяло) и сажали в натопленную печь на несколько минут.

В разговорном стиле литературного языка, в бытовой сфере нередко для негативной характеристики человека употребляется слово недопеченный в значении «неудалый», «ни на что не годный». Это слово – не что иное, как отголосок древнейших представлений
о функции печи и связанных с нею обрядовых действий.

Есть ещё одно словесное выражение, отображающее символику печи, – плясать от печки. В основе этого выражения – буквальное соприкасание с печью или обращение к ней перед началом многих дел и предприятий.

Рождавшегося ребёнка трижды обносили вокруг печи. Сваты перед тем, как идти сватать девушку, дотрагивались в доме до печи. Сваха, войдя в дом предполагаемой невесты, грела руки у печи. На следующий день после свадьбы молодую жену подводили к печи, что обеспечивало, как считали, рождающую силу женщины.

© Из книги: А. Ф. Рогалев. От Гомиюка до Гомеля. Городская старина в фактах, именах, лицах. – Гомель: Барк, 2006. – С. 35. Ссылка в соответствии с действующим законодательством обязательна.

Отображение языческих верований наших предков в названиях водных объектов

Улла

Вода во все времена играла большую роль в жизнедеятельности человека, поэтому и мифологизировалась в первую очередь. Можно с уверенностью говорить о культе воды, которая в древнейших представлениях о мире и природе во всех уголках земного мира считалась важнейшим первоэлементом Вселенной.

Вода, как и вся природа в целом, одушевлялась. Живым существом была прежде всего текущая вода. Непрерывное движение ручья или реки, струящаяся, покрытая рябью водная поверхность, журчание и плеск, чистота и прозрачность воды производили на сознание древнего человека особое впечатление.

Вода понималась как живая сущность именно потому, что она течёт, плещется, журчит, шумит, то есть издаёт звуки, а значит, говорит. Мифологический образ живой, «говорящей» воды обусловил в народном сознании связь понятий и слов река и речь.

Мифологизация воды отображалась в названиях водных объектов, прежде всего озёр и рек…

© Рогалев, А. Ф. Введение в топонимику. Учебное пособие /      А. Ф. Рогалев. – Гомель: Барк, 2013. –  182 с.

Полный текст материала: Культ воды и мифологическая подоснова гидронимов

Где произошла битва 3 марта 1067 года, известная как битва на Немиге?

Битва
М. Ф. Филиппович. Битва на Немиге. 1922 год.

Логика событий, развитие конфликта 1065–1067 годов между Киевом и Полоцком подсказывает тот район, где, скорее всего, и сошлись в кровавой сече киевско-черниговско-переяславские и полоцкие дружины, о чём «Слово о полку Игореве» отозвалось следующими строками: «На Немизе снопами головы стелют, молотят цепами булатными, кладут жизнь на току, веют душу от тела».

Из исследований профессора А. Ф. Рогалева.

Полный текст: Немига-Дудутки. Интерпретация.